С 1 по 5 число светодиодные филаментные лампы в Интернет-магазине – на 15% дешевле!
Купить!
Лидер по производству
ламп в России
Тел.: +7 (8342) 77-70-60
Факс: +7 (8342) 77-70-33
Заказать обратный звонок
RU EN

Накал требований растет

НАКАЛ ТРЕБОВАНИЙ РАСТЕТ

В России вступило в силу постановление правительства о новых требованиях к лампам и светильникам. В соответствии с ним с 1 июля 2018 года из оборота должны постепенно выводиться ртутьсодержащие и люминесцентные лампы. В частности, широко применяемые в промышленности и уличном освещении разрядные лампы низкого давления, в том числе большой мощности. Они имеют низкую энергоэффективность и содержат ртуть. Одна из главных альтернатив — светодиодные лампы.
Ранее заявлялось, что Минэнерго готовит проект запрета ламп накаливания мощностью более 50 ватт в рамках программы повышения энергоэффективности. Рано или поздно такое решение будет принято, считают эксперты. Позиция ведомства проста: парк ламп накаливания велик, а потребление энергии при переходе на светодиодные лампы сокращается в восемь–десять раз; если понизить разрешенную мощность ламп накаливания до 50 ватт, можно за год сэкономить 10–15 млрд киловатт-часов, или 50–70 млрд рублей.
Но переходный период для вывода из обращения привычных ламп, считают в ведомстве, должен составлять не менее двух лет. И нужно убедиться, что на рынке есть качественная и доступная альтернатива лампам накаливания. Средняя розничная цена светодиодных ламп, по данным Минэнерго, довольно быстро снижается: с 824 рублей в 2011 году она упала до 180 рублей в 2016-м.
Проблема в том, что Россия переходит к энергосберегающим технологиям, в том числе к светодиодному освещению, в ситуации, когда у нас не появилось своего производства светодиодов и комплектующих: бытовые лампочки в сборе мы импортируем почти полностью, и лишь часть промышленных светильников собираем сами. Есть проблемы и с качеством ввозимой продукции. По оценкам, уровень несоответствия заявленным характеристикам у светодиодных ламп зашкаливает, они имеют ресурс и световой поток значительно ниже заявленных, дают фон в радиоэфире. А действенных методов контроля практически нет. Чтобы защитить российский рынок и создать возможность маневра для отечественных производителей, нужен комплекс мер — от введения пошлин на импортные лампы до повышения технических барьеров в торговле, чтобы отсекать некачественную продукцию.

Теплый, ламповый
Доля ламп накаливания сокращается из года в год и без всяких запретов. По данным Минэнерго, она снизилась с 75% в 2009 году до 55% в 2016-м. По мнению гендиректора завода «Лисма» (Саранск) Игоря Константинова, лампы накаливания не исчезнут с рынка никогда. Сейчас у «Лисмы» в обороте на них приходится до 50%, в день предприятие выпускает 800 тысяч таких ламп. Причем введенный в 2011 году запрет на «стоваттки» не привел к тому, что завод прекратил их выпускать. В первый момент дистрибуторы сократили объемы закупок почти до минимума, но очень скоро они восстановились и даже выросли — у людей велика потребность в таких лампах. Завод нашел выход и выпускает их по номенклатуре как приборы-термоизлучатели. «Они пользуются большим спросом в регионах, где климат средний, а в домах нет серьезного обогрева. Потому что любая лампа накаливания, даже 75-ваттная, поднимает температуру в квартире на два-три градуса», — объсняет Игорь Константинов.
Кроме «ноу-хау» с переводом в категорию термоизлучателей производители ламп накаливания нашли и другие возможности обойти запрет: выпускают, например, такие же стоваттные лампы, но указывают на этикетке другую мощность — например, 95 ватт (технический регламент это допускает).

Перепрыгнуть пропасть
Лампы накаливания кое-как держатся, но светодиоды в последнее время наступают по всем фронтам — как в бытовом освещении, так и в промышленном и уличном. В 2016 году сократился на 13% весь рынок профессиональной светотехники в России, рассказал «Эксперту» генеральный директор Ассоциации производителей светодиодов и систем на их основе (АПСС) Евгений Долин, но при этом доля светодиодных технологий в его структуре выросла: в денежном выражении она составила более 70%.
С точки зрения импортозамещения и развития отечественного производства рынки промышленного света и бытового очень различаются. По словам Евгения Долина, в первом случае ситуация более благополучная, и российские производители занимают на рынке весомую долю не менее 35%.
На рынке бытовых ламп наши позиции слабее. Немногочисленные отечественные ламповые заводы, традиционно выпускавшие лампы накаливания, до сих пор не оправились от последствий 2004 года, когда был обанкрочен холдинг В.А.В.С. (см. «Смерть российских ламп», «Эксперт» № 23 за 2012 год). Тогда «на гвозди» был продан новый Уфимский ламповый завод, реорганизован Томский завод светотехники (ныне ООО «Руслед»), «Лисма» с той поры «поднимается с колен», Смоленский ламповый завод был куплен компанией Osram и сейчас называется Ledvance.
Так что на рынке ламп для бытового освещения российские производители очень слабы инвестиционно. «Ни о каком техническом перевооружении не может быть и речи, — говорит Евгений Долин. — Они как-то пытаются с помощью поддержки государства перепрыгнуть пропасть, которая отделяет технологии производства ламп накаливания от выпуска светодиодных ламп».
Поэтому на рынке бытового потребления доминирует импортная продукция, которую завозят крупные дистрибуторы, размещающие заказы преимущественно в Китае, и продают под своими брендами. Лишь единицы частично локализуют производство в России. «А Philips и Osram не оказались на нашем рынке сильными игроками по светодиодам, — рассказывает Евгений Долин. — Они готовились к экспансии на российский рынок компактных люминесцентных ламп (КЛЛ). Philips, кстати, гениально обыграл термин “энергосберегающие лампы”, назвав так свою линейку КЛЛ. Но потребители перескочили сразу на светодиодные технологии, и сейчас доля люминесцентных ламп невелика. Так что европейские компании не получили весомой доли нашего рынка — к нам быстрее явились китайцы».

На заре светодиодов
Как считают в Минэнерго, одним из факторов снижения себестоимости и цены светодиодных ламп может стать организация в России промышленного производства их ключевых компонентов — светодиодов и светодиодных нитей. Но с этим у нас не получается. Хотя в начале светодиодного бума в России, в 2010–2011 годах, такие попытки делались. Одним из первопроходцев был петербургский «Оптоган» — здесь хотели делать светодиодные чипы и корпусировать их в светодиоды. Светодиодами чуть раньше начала заниматься «Светлана-Оптоэлектроника» (тоже Санкт-Петербург), а компании «Фокус» (Фрязино), Ledel (Казань) и еще несколько проектов стремительно наращивали производство светодиодных светильников на импортных светодиодах.
Спустя семь лет производство светодиодов в стране, скорее, затухает. Есть калужская «Пандора» (торговое предприятие завода опытного приборостроения), «Пульсар» в Москве, находящийся на грани закрытия, маленькая российско-корейская компания «Непес Рус» (Саранск), тоже с проблемами.
«Светлана-Оптоэлектроника» объявлена банкротом, там введено конкурсное производство, на «Оптогане» прошла реорганизация. Оба эти предприятия сразу строили вертикально интегрированную структуру: выпускали и светодиоды, и конечный продукт — светильники. Но продажи светильников не позволяли им полностью загружать светодиодные мощности. Светодиодное производство было убыточным из-за дорогих комплектующих (необходимые чипы в России так и не начали производить), и покрывались эти убытки какое-то время за счет прибыли, которую приносили светильники. Нелады со сбытом продукции отчасти объяснялись проблемами с позиционированием проектов: другим участникам рынка было непонятно: для них эти предприятия — конкуренты на рынке светильников или поставщики светодиодов?
«Оптоган» ушел под «Роснано», и сейчас предприятие под названием «ЛЕД-Энергосервис» выпускает светодиоды и светодиодные светильники, работая в основном на рынке профессионального освещения. А в 2012–2013 годах, как рассказал заместитель гендиректора по производству Борис Ким, «Оптоган» делал и потребительские лампочки: тогда они стоили в рознице до тысячи рублей за штуку, и это обеспечивало нормальную рентабельность. Но когда цены на бытовые китайские лампы упали ниже 500 рублей, «Оптоган» остановил выпуск. «Мы пытались работать с ИКЕА, делая для них ретрофитные лампочки, которые поставлялись в Восточную Европу, — говорит Борис Ким. — Но там требовалась настолько низкая цена, что любое колебание доллара означало, что мы либо миллионеры, либо мертвецы. А контракт заключался на три года. Проблема в том, что комплектующие для производства светодиодов завозятся из долларовой зоны».
«ЛЕД-Энергосервис» способен выпускать в месяц до 20 млн светодиодов, но реальная загрузка ниже и сильно зависит от сезонности. Весь рынок светодиодов Борис Ким оценивает в два миллиарда рублей, а светодиодов с модулями и линзами — в четыре миллиарда. И он почти полностью занят продукцией, производимой в Азии.
Конкурировать с Китаем по цене российским производителям светодиодов невозможно: у китайцев все комплектующие находятся в одной и той же индустриальной зоне, а нам нужно везти из-за рубежа почти 90% компонентов. Это светодиодные чипы, корпуса, золотая проволока, «химия» (силиконы, фосфор, люминофор, разные присадки и добавки). К тому же у китайцев объемы производства лампочек на три порядка выше, ведь они торгуют ими во всем мире.
С другой стороны, европейских, японских и американских производителей светодиодов не побороть по широте номенклатуры и новым технологиям. «Мы разумная середина между одними и другими: по цене ближе к китайцам, а по характеристикам — к европейцам, и вот в этом сегменте стараемся играть с упором на кастомизацию, — поясняет Борис Ким. — Если говорить о светодиодах, то можем выполнить специальные требования заказчика. Китайцы тоже такое сделают, но попросят взять для начала миллиард штучек».
Беда еще и в том, что в России нет передовых разработок для практического применения в производстве светодиодов. «У нас только отдельные кусочки этого светодиодного “пазла”, — объясняет Евгений Долин. — Есть научно-технические проработки по типам кристаллов, например. Не имея мощностей по сборке светодиодов, рассчитывать на создание спроса на их высокотехнологичные компоненты (чипы, клеи, люминофоры и так далее) бесполезно. Мы в АПСС убеждены в необходимости создания сборочных производств светодиодов, один из крупнейших светотехнических холдингов имеет серьезные намерения проинвестировать такой проект».
А в Японии, Южной Корее, Европе и США светодиодные технологии активно совершенствуются, в исследования по этой теме инвестируют государственные фонды и корпорации. «Мы же за семь лет работы не смогли сами заработать денег, чтобы вкладывать в развитие, — констатирует Борис Ким. — Наша номенклатура устаревает, поэтому мы пока не в полную силу участвуем в рынке».

Свет отечества
Российские заводы нашли для себя нишу — осваивают производство филаментных ламп. Участники отрасли считают, что на потребительском рынке такие лампочки могут быть наиболее конкурентоспособными по цене. Они, с одной стороны, совместимы со всеми бытовыми светильниками, с любимыми россиянами люстрами и торшерами, легко встают на цоколь Е27, а с другой — светоотдача у них выше, чем у китайских светодиодных, и мощность на одном уровне с ними, они обеспечивают равномерный, ненаправленный свет. Вместо вольфрамовой нити — нить филаментная, стержень с диодами под слоем люминофора. Внешне филаментные лампы почти в точности повторяют форму традиционных ламп — такие же стеклянные колбы на цоколе. Поэтому перейти к производству таких приборов ламповым заводам несколько проще, чем сразу начинать выпуск классических светодиодных. Правда, у филаментной лампы есть ограничения по мощности, но это не мешает ей распространяться в быту.

Филаментные лампы выпускают в России и близлежащих странах лишь несколько предприятий — Томский завод светотехники (марка «Лампочка томича»), мордовская «Лисма», Брестский электроламповый завод, ламповый завод в Киргизии. Но объемы выпуска невелики. Например, у «Лисмы», которая начала заниматься филаментами два года назад, на эти лампы, по словам Игоря Константинова, приходится не более полутора процентов оборота. С начала этого года их произвели лишь 300 тыс. штук (а ламп накаливания делают 800 тыс. в день). В месяц «Лисма» может выпускать лишь порядка 300 тыс. филаментных ламп, а потребности страны Игорь Константинов оценивает в 5–8 млн штук.
Выйти на объемы, позволяющие добиться хорошей цены, не получится, потому что в стране нет автоматизированных линий для массового выпуска такой продукции — лампы почти полностью собираются вручную. Тем более что ключевые компоненты филаментных ламп «Лисмы», как ни крути, импортные — китайские светодиоды (филаментная нить) и частично драйверы (электронная начинка). Пока объемы не выросли, делать драйверы самим нецелесообразно, считают в компании.
Раздобыть автоматизированные линии под филаментные лампы непросто: в Европе нужного оборудования не делают, китайское не устроило «Лисму» из-за недоработок. Есть надежда на тайваньскую компанию, с которой завод ведет переговоры. Ориентировочно мощности по выпуску двух миллионов ламп в месяц могут обойтись в 500 млн рублей.
Ноябрьское постановление о новых требованиях к светильникам и лампам может осложнить российским производителям работу, опасаются в «Лисме». Дело в том, что требования к филаментным лампам и лампам светодиодным там обозначены разные. Требования к энергоэффективности филаментной лампы в полтора раза выше, чем к светодиодным, хотя она технически тоже светодиодная, возмущается Игорь Константинов. «Наша филаментная лампа процентов на тридцать энергоэффективнее китайской», — говорит он. Чтобы обойти постановление, в компании решили не писать на этикетках «Лампа филаментная» — пусть доказывают, что они не светодиодные.
Есть у завода и другие претензии к постановлению — например, к натриевым лампам, которые выпускает «Лисма» (для уличного освещения), выставлены требования по энергоэффективности на 30% выше, чем к светодиодному освещению. Натриевые лампы почти ничем не уступают светодиодным по мощности, говорит Игорь Константинов, да и срок их службы почти такой же (48 тыс. часов против 50 тыс., то есть почти пять лет). Гендиректор «Лисмы» убежден, что уличное светодиодное освещение может существовать только при поддержке государства: «Как только два года назад в Китае закончились дотации, рынок откатился назад, и опять загружены все натриевые заводы, которые раньше простаивали». По его словам, светодиодное освещение эффективно во дворах, в подъездах, где не нужны очень большие мощности. А в городе и на автострадах — скорее нет. К тому же очень большая разница в стоимости — 500 рублей за натриевый светильник против десяти тысяч за светодиодный.
А вот некоторых мер регулирования, вводимых постановлением, не хватает, удивляется Игорь Константинов. Например, стоило бы полностью запретить в России оборот неэкологичных ртутных люминесцентных ламп: мы такую продукцию в Китай отправить не можем — запрещено, а оттуда их к нам привозят.

http://expert.ru/expert/2017/49/nakal-trebovanij-rastet/

Возврат к списку


Мы Вам перезвоним

Нет времени или возможности позвонить? Оставьте свой номер телефона и наш менеджер свяжется с вами в любое удобное время.


c по
CAPTCHA
Обратитесь к нам по телефону: +7 (8342) 77-70-07